Захар Ронжин о Театре Луны, работе с Прохановым, шпионской истории и детях

0 0

Захар Ронжин о Театре Луны, работе с Прохановым, шпионской истории и детях

8 сентября Московский Театр Луны открыл свой новый – 29-й по счёту – театральный сезон. По этому поводу состоялся сбор труппы, где художественный руководитель Сергей Проханов объявил лауреатов премии зрительских симпатий «Ромашка». Награды за лучшую мужскую роль удостоился актёр, артист труппы театра Захар Ронжин. В эфире программы «Синемания» он рассказал о том, какое значение для него имеет подобная награда, к какой постановке он сейчас готовится и при чём тут шпионы. Помимо этого, гость поговорил о том, какую пользу обществу приносят актёры и каким он видит будущее своих детей.

С: Захар, что это за работа такая актёр?

ЗР: Мне кажется, это не работа. Это призвание, жизнь. В ней есть как приятные моменты, так и не очень. Как у всех, здесь есть свои сложности и чудеса. Бывает, что нужно потуже затянуть пояса, но ничего. Идёшь дальше, взглянув на мир под новым углом, сражаешься с этой жизнью. Главное, что рядом есть друзья и единомышленники, которыми наполнен наш театр. И, слава богу, все там друг друга поддерживают и друг другу улыбаются.

С: Вас родители не отговаривали в своё время от поступления в театральный?

ЗР: Нет. Они поддерживали меня так же, как и я сейчас поддерживаю своих детей, дочку и сына. Я же сам преподаю актёрское ремесло и сценическое движение. Так что они у меня дети закулисья. Много времени со мной в театре проводят, видят кухню изнутри, знают, как проходит подготовка к спектаклям. Так что, думаю, они уже смогли для себя какое-то маленькое чудо там раскрыть.

С: Случались ли с вами моменты безденежья и не хотели ли вы при этом сменить профессию?

ЗР: Вопрос не в бровь, а в глаз. Конечно, такие мысли посещают, когда руки совсем опускаются. Но в такие моменты ты понимаешь, что нужно идти сражаться и все стены преодолевать. Потому как ничего не даётся просто так.

С: Вы упомянули о том, что у вас в театре есть единомышленники. А как обстоят дела с конкуренцией?

ЗР: Конечно, не без этого. Конкуренция присутствует. Но всё-таки человеческие качества должны доминировать, и я так воспитываю своих детей. Партнёры, которые окружают меня, все достойные люди. На них можно положиться и с ними приятно работать.

С: А вы в театре служите или работаете?

ЗР: Все говорят, что служат, а я там живу (смеётся – прим. автора). Правда, очень много времени провожу в театре. У нас там есть детская студия, в которой я преподаю. Кстати, мой младший сын туда тоже ходит.

С: Какую пользу обществу приносят актёры?

ЗР: Я считаю, что воспитательный момент тут должен быть. Знаете, как сказал Гоголь: «Мне много есть, что сказать со сцены». Если мы доносим какую-то мысль, важно понимать, что мы играем. Соответственно, должны сами быть оснащены и образованы. И если мы донесли зрителю мысль, и он вдруг задумался или вступил в разногласия с увиденным, значит, мы попали в десятку. Значит, мы сделали своё дело, и человек, возможно, станет теперь чуть-чуть лучше благодаря нам.

С: Вы употребили слово «образованный». А что должен знать актёр? Каким должен быть его багаж знаний?

ЗР: Мне кажется, здесь вообще бесконечность. Мы же за всю жизнь всё равно всего не узнаем. Можно учиться постоянно, и чем больше актёр будет для себя открывать, тем лучше для него.

С: Если вы живёте в театре, то как быть с остальными сферами вашей жизни? Они останавливаются?

ЗР: Я всё-таки ещё снимаюсь, нахожу для этого время. Слава богу, театр даёт такую возможность. Сергей Борисович (Проханов, художественный руководитель Московского Театра Луны – прим. автора) не держит нас за горло, отпускает сниматься. Ну и, конечно, своё свободное время я посвящаю семье и своим детям. Я их очень люблю, они моё продолжение.

С: Захар, как вы попали в Театр Луны?

ЗР: Я пришёл на кастинг одного из кинематографических проектов. Его проводил Сергей Урсул, который поставил в нашем театре несколько спектаклей – «Рубиновый вторник» по произведению Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», «Двое бедных румын, говорящих по-польски» и ещё что-то третье. Вот он меня и познакомил с ребятами из театра, тогда уже заслуженными. Ну и как с ребятами? С матёрыми волками нашего актёрского цеха Владимиром Майсурадзе и Михаилом Полосухиным. Впоследствии они меня и привели к Проханову, причём очень вовремя. Он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться (смеётся – прим. автора). Получилось так, что в мою сторону стало сиять вакантное место, потому что тогда из театра ушёл Евгений Стычкин. И буквально за два дня я ввёлся в детский спектакль на главную роль.

С: На чём вы сейчас больше всего концентрируетесь и какой видите свою дальнейшую карьеру?

ЗР: Сейчас большинство мыслей у меня, конечно же, о театре. Есть антрепризные проекты. Задумываюсь о том, чтобы чуть плотнее заняться преподавательской деятельностью.

С: О каком будущем для своих детей вы мечтаете?

ЗР: Мечтаю, чтобы они были гармоничны сами с собой и миром, чтобы занимались любимым делом.

С: Захар, не так давно вы удостоились внутритеатральной премии «Ромашка». Расскажите об этом.

ЗР: В нашем театре работал всем известный народный артист РСФСР Анатолий Ромашин. Гениальный актёр и просто глыба, которая вобрала в себя всё самое лучшее и ценное для профессии. Когда его не стало, в его честь была учреждена премия зрительских симпатий. Среди гостей наших спектаклей проходит голосование за лучшую женскую и лучшую мужскую роли, а в начале нового сезона объявляются имена победителей. Что, собственно, и состоялось 8 сентября на сборе труппы. Очень трепетно отношусь к этой премии. Она у меня уже вторая и не менее ценная.

С: Каким может быть ваш собственный спектакль, если вы решите попробовать себя в качестве режиссёра? Какой жанр выберите?

ЗР: Наверное, я бы выбрал комедию. Я всё-таки такой острохарактерный, мне хочется шалить.

С: Чем Театр Луны порадует зрителей в новом сезоне?

ЗР: Сейчас мы приступили и разминаем во всю авторскую пьесу Сергея Проханова об Ольге Чеховой, супруге Михаила Чехова. Знаменитой она была личностью. В военные годы своею красотой смогла затмить даже Марлен Дитрих. Сначала играла здесь, была знакома со Станиславским, а потом уехала в Германию, начала сниматься там в кино и стала мегазвездой, музой многих видных людей Европы.

С: Она ведь была шпионкой?

ЗР: Есть много версий, и всей правды до конца мы никогда не узнаем. Но совершенно точно она общалась как со Сталиным, так и с Гитлером. В Третьем рейхе её допускали до самых верхов, а после его падения Чехову самолётом доставили в Советский Союз на встречу с Иосифом Виссарионовичем. Многие думали, что после этого её сошлют за Урал. Но нет, её отпустили обратно в Германию, где она прекрасно прожила всю свою последующую жизнь.

С: Чем, на ваш взгляд, интересен режиссёр Сергей Проханов?

ЗР: У нас ведь театр авторский. Чем мы вообще отличаемся от академических коллег? Там очень много классического репертуара. У нас же свой собственный авторский взгляд. Как самого Проханова, так и молодых драматургов.

С: Но ведь Гоголь-центр тоже идёт, мягко говоря, не по классике?

ЗР: Не буду говорить о них, всё-таки вопрос был именно про Проханова. Он ведь сам артист. Хороший, классный, народный. Он знает кухню изнутри, понимает, что такое выйти на сцену и держать зал, как готовиться к роли и учить её, как взаимодействовать с партнёром. Поэтому, когда он берётся за перо и пишет свои пьесы, обладая подобными знаниями, образы и характеры персонажей складываются у него довольно точно. Это очень ценно для артистов. Дальше уже мы подкидываем ему какие-то свои наработки и идеи и потом из ничего вылепливаем что-то. Это круто, интересно и ново.

Фото: Екатерина Тимошенко

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.