«Нефутбол», «Джетлаг», «Воланд» – Полина Ауг о новых проектах и актёрской профессии

0 0

«Нефутбол», «Джетлаг», «Воланд» – Полина Ауг о новых проектах и актёрской профессии

Как сохранить себя в актёрской профессии, в какие приметы верить, чтобы прийти к роли мечты, каким образом роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» взрывает голову и почему продолжать семейные традиции – нормально, актриса Полина Ауг рассказала в новом выпуске «Синемании». Она также поговорила о том, считает ли себя медийной персоной и анонсировала скорый выход нового проекта со своим участием – фильма «Нефутбол». Его премьера назначена на 1 сентября.

С: Полина, хотелось ли вам когда-нибудь всем назло стать не актрисой?

ПА: На самом деле, конечно, хотелось. Осознание того, что я хочу стать актрисой, это такая финальная точка. Когда я была совсем юной, ходила и на сценарные курсы, и на операторские. Год училась в Московской международной киношколе в мастерской у Левана Георгиевича Пааташвили, великого советского кинооператора и изобретателя очень многих приёмов, в том числе, со светом. Я искренне считала, что всю жизнь буду работать по ту сторону камеры. Мне так казалось.

Но что-то такое в один момент произошло. Когда нужно было заканчивать школу и понимать, куда поступать, я села и тихонечко с собой поговорила. Вдруг стало понятно: всё это было попыткой убежать о того, что мне всё это время нравилось. Я просто не хотела повторяться.

С: Не повторять за мамой?

ПА: Да. Но потом я поняла, что всё это неважно. Надо идти и самой пробовать. А теперь приходится всем доказывать всю жизнь (смеётся – прим. автора).

С: Что для вас самое трудное в профессии актрисы?

ПА: Для меня нет какого-то одного пункта. Это скорее совокупность обстоятельств, которая меняется от одного проекта к другому. Я же не работаю в театре. Ну вот, кстати. У меня нет постоянного места работы и у меня нет постоянного заработка. Когда я оканчивала институт и выходила, по сути, в никуда, то чётко понимала: мне придётся принимать тот факт, что у меня не будет стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Что я буду жить от проекта к проекту. Потому что я не хотела и до сих пор не хочу идти работать в какой-то конкретный театр.

С: Вы учились в ГИТИСе. Но там ведь обучают исключительно театральных актёров. Как вы осваивали киноискусство?

ПА: На это как раз у меня мама была (смеётся – прим. автора). В этом плане я сначала получила неплохое домашнее образование. Но на самом то деле училась я на площадке во время практики. Поэтому искренне считаю, что это лучший способ научиться профессии.

С: Можете сходу назвать двух людей, которые морально являлись для вас учителями в кино?

ПА: В первую очередь, это мама. Потому что, когда она училась на режиссёрском факультете и работала со мной во всех своих короткометражках, она меня тоже учила. А ещё это был Михаил Юрьевич Угаров (драматург – прим. автора), который не имеет к кино никакого отношения. Но он учил достоверности и документальному существованию. А это как раз то, что нужно в кино.

С: Полина, вы сыграли в фильме режиссёра Алексея Федорченко «Небесные жёны луговых мари», который был снять на языке луговых мари. Каково это учить текст на языке, в котором ты не понимаешь ни единого слова?

ПА: Во-первых, у нас всегда был подстрочный перевод. Во-вторых, в детстве придумывала свой собственный язык и алфавит. Даже заставляла маму со мной на нём общаться. До сих пор где-то у бабушки в Эстонии лежат мои блокноты с этими записями. Это тоже неким образом помогало.

С: Но как быть, если забыл текст? Ведь ни один актёр от этого не застрахован.

ПА: Могу сказать следующее. Алексей Федорченко работает так, как не работает никто. Я после него нигде подобного не встречала. Он никого никогда не гонит. У него всё работает на погружение артиста, не важно, профессионал он или нет. Если вдруг ты запнулся, иди и поучи. Катастрофы из подобного он не делает.

С: Какова для вас обратная сторона актёрской профессии?

ПА: Я не знаю, что это такое. Меня не останавливают на улице, меня не снимают исподтишка в метро. Такой медийности у меня нет. Я, честно говоря, не могу сказать, что сильно к ней стремлюсь. Но то, чего я хотела, а именно чтобы у меня начались классные предложения по работе, вот это пришло.

С: Полина, 1 сентября в прокат выйдет новый проект с вашим участием – фильм «Нефутбол». Сложно ли вам, девушке, было играть в футбол?

ПА: Всё детство я была пацанкой, поэтому мне было круто. Сложным в плане съёмок оказалось обучение каким-то профессиональным элементам, тому, как вести мяч, как это всё делать правильно, а не как я запомнила из детства. Вообще, «Нефутбол» – долгожданная моя работа. Мы всей группой ожидаем её релиза уже пару лет. Съёмки стартовали в 2018 году, потом был перерыв около шести месяцев. И в 2019 году мы закончили.

С: Сколько времени вы вообще тренировались?

ПА: Первый блок тренировок занял порядка трёх месяцев. Потом мы вышли в съёмочный период. Затем наступила зима, а с ней и вынужденный перерыв. Дело в том, что мы начали снимать летнюю натуру и вынуждены были ждать, когда погода позволит возобновить процесс. Весной мы вновь приступили к тренировкам, и, знаете, второй раз начинать оказалось чуть сложнее. Потому что от нас ждали какого-то определённого результата, хотя, по сути, мы всё делали с нуля.

С: А вообще вы спорт любите? Дружите с ним?

ПА: Спорта могло бы быть больше в моей жизни. Но мне так хватает кардионагрузок, бегая с кастинга на кастинг и с примерки на примерку, что, наверное, больше пока не нужно.

С: Хотели бы вы снять свой собственный фильм?

ПА: Пока нет, потому что нет идеи. Мне кажется, свой фильм нужно снимать, когда ты точно можешь рассказать собственную историю. У меня такой пока не родилось. Появится – обязательно сниму.

С: В 2022 году на экраны выйдет фильм «Воланд» с вашим участием. Это новая экранизация великого романа Михаила Булгакова. Поскольку под запретом находятся любые конкретные разговоры об этой картине, хочется задать вам вопрос именно о книге. Что для вас «Мастер и Маргарита»?

ПА: Сейчас я нахожусь на стадии переосмысления этого романа. Объясню почему. В школьные годы его сюжет казался мне невероятной историей любви. Когда же я стала перечитывать книгу и попутно слушать лекции, посвящённые пояснению каких-то деталей, мне открылись невероятные вещи. У меня случился переворот всего. Какие-то факты просто взорвали мою голову.

История связана с Иосифом Сталиным. Я понимаю, что это огромный спорный момент. Однако, узнав об этом из двух разных источников, я задумалась. Первым, кстати, стала книга «Жизнеописание Михаила Булгакова» Мариэтты Чудаковой. Вторым – лекция Дмитрия Быкова «Воланд: вчера, сегодня, завтра». Оба автора рассказывают, что главным адресатом книги Булгакова стал Сталин. Что первое название романа было иным, нежели чем мы знаем сейчас.

Кроме того, я была не в курсе, что «Мастера и Маргариту» опубликовали через тридцать с лишним лет после смерти Михаила Афанасьевича. У меня сердце стучать стало быстрее, потому что я представить не могла, что человек так и не дождался публикации своего романа. Хотя, может, он и не ждал.

И вот изучая это всё, я поняла, что ничего такого нам в школе не рассказывали и не могли рассказать. Потому как до сих пор присутствует огромный страх поколений, что есть какая-то лишняя информация, которую нельзя передавать будущим поколениям.

С: Полина, ни одна экранизация Булгакова не обходилась без мистики или цепи случайных трагических совпадений. Вы за себя не боитесь?

ПА: Нет.

С: А в приметы верите? Например, в какие-то актёрские?

ПА: Они все есть, они существуют. Я же верю в другие приметы. Я верю в то, что, если сильно чего-то хочешь, ты это получаешь. Не важно, сколько тебе приходится ждать. Такой работы, как «Воланд», я хотела несколько лет, и в итоге получила её. Наверное, это то, чего бояться не стоит. Хотя мне очень страшно, потому что я попала в такую масштабную историю. Теперь главное – не подвести.

С: Полина, буквально пару недель назад состоялась премьера проекта «Джетлаг» с вашим участием. В сети написано, что это и полнометражный фильм, и сериал. Что было задумано изначально?

ПА: Сначала был написан полный метр – формат для больших экранов. А сериальные сцены расширялись, когда было принято решение сделать фильм многосерийным.

С: В «Джетлаге» поднимается тема сексизма и феминизма. Что лично вы думаете про это?

ПА: У меня со всеми этими «измами» сложные отношения. Я не могу причислить себя к какому-то одному течению или движению. На данный момент мне это не нужно, потому что хватает способов самовыражения и так. Но я уважаю то, что делают люди, когда они борются за свои права. Однако важно разделять, что значит бороться за права и что значит спекулировать на том, что ты борешься, угнетая других. Если это всё происходит ради любви и понимания, то почему бы и нет.

С: Как сохранить себя в актёрской среде?

ПА: Мне помогает окружение. Я всегда задаю себе вопросы, как не опошлиться, как сохранить мозги свои к старости и как остаться ногами на земле. Мне хватает того, что у меня есть чудесные друзья с абсолютно чёрным чувством юмора и иронией. Рядом с ними все пафосные заходы будут в миг разбиты о какую-то классную смешную шутку. Шанса не упасть с пафосных небес просто не останется.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.