«Мечтаю обнять сестру и брата»: женщина, удочерённая парой из Грузии, разыскивает родных в Московской области

0 1

«Мечтаю обнять сестру и брата»: женщина, удочерённая парой из Грузии, разыскивает родных в Московской области

Ирина Перельман практически не говорит по-русски. Всю сознательную жизнь она живет в Грузии, но своей родиной считает и Подмосковье. Из Подольского детского дома во младенчестве ее взяла грузинская семья Перельман. Для того чтобы почувствовать себя абсолютно счастливой, женщине не хватает самого главного – родных сестры и брата, оставшихся жить в России. «Подмосковье неделя» выяснило все обстоятельства запутанной истории и подключилось к поискам родных.

НОВАЯ СЕМЬЯ

«Мечтаю обнять сестру и брата»: женщина, удочерённая парой из Грузии, разыскивает родных в Московской области

Казалось бы, в чем сложность найти родственников в век цифровизации, когда все данные легко получить по нажатию клавиши компьютера? Но в случае с Ириной Перельман все сложнее. О своем происхождении она не знает почти ничего. Скудную информацию о родной семье и обстоятельствах своего удочерения женщина собирала буквально по крупицам.

В семью Алеши и Циалы Перельман Ирина попала в 2,5 года. Супруги жили душа в душу, но своих детей у них не было. Шансов на пополнение оставалось мало – Алеше Левантьевичу на тот момент было 42 года, а Циале Силибистровне – 45. Поэтому когда в 1977 году им предложили удочерить девочку из Подмосковья, семья с радостью согласилась. Грузия на тот момент входила в состав СССР, поэтому с оформлением никаких проблем не возникло. Малышка сразу покорила будущих приемных родителей – кареглазая, темноволосая, только все время плакала. Девочке дали новое имя – Ирина. А документы, подтверждающие факт удочерения, уничтожили – ребенок не должен был ничего знать, теперь они для него – родные.

ТАЙНА РАСКРЫЛАСЬ

В новой семье у Ирины все сложилось благополучно. Она выросла, выучилась на медсестру, рано вышла замуж, родила двух сыновей – сейчас они уже взрослые. Муж, к сожалению, умер. В настоящее время женщина помогает сыну воспитывать пятилетнего внука и занимается огородом. Папа Алеша умер, но мама Циала все еще жива, ей 90 лет, и, по словам Ирины, она по-прежнему остается для нее опорой.

– У меня было хорошее детство. Мать работала портнихой, а отец – мастером. Он строил дома в разных уголках Советского Союза. Оба родителя очень тепло ко мне относились. Других детей у них так и не было, – рассказывает Ирина.

Об удочерении Ирине стало известно в зрелом возрасте – у нее уже была своя семья и дети. Она захотела непременно найти своих родных в России. Из рассказов мамы Циалы она узнала, что у нее на родине остались старшие сестра и брат.

– Каждый имеет право знать, кто он и откуда, кто его биологические родственники, где его корни. Моя цель – просто понять это. Моя грузинская мама навсегда останется для меня настоящей матерью, которая дала мне все в жизни. Но несмотря на то что мои приемные родители подарили мне много тепла и любви и я была их любимым ребенком, трудно принять, что где-то у меня есть кровинка, а я даже не знаю их, – говорит Перельман. – Я очень хочу найти своих братьев и сестер. Эти те люди, которые мне действительно нужны. Если они хотят иметь со мной отношения, я обниму их всем сердцем и душой.

НАЙТИ И НЕ СДАВАТЬСЯ

Из-за отсутствия документов найти родных Ирине Перельман будет непросто. Приемная мама рассказала ей только то, что смогла вспомнить.

– Я родилась в Подмосковье 16 декабря 1974 года, при рождении меня назвали Ольгой. Маму звали Нина или Люба, фамилия, предположительно, Шолохова. Своего отца я не помню. Кроме меня, в семье были сестра и брат, оба старше меня. Знаю только, что они родились в период с 1969 по 1973 год. Семья наша была неблагополучной. Когда мы с сестрой были совсем маленькие, мама отдала нас в дом ребенка в Подольске. Какое-то время мы росли вместе, но потом мама сестру забрала обратно. Воспитатели детдома рассказывали Циале, что я сильно и много плакала, переживала расставание с сестрой. В новую семью меня удочерили в 1977-м – это произошло в период с января по апрель. С того момента для меня и началась новая жизнь, – рассказывает Ирина.

В Управлении опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Подольску «Подмосковье неделя» сообщили, что информацию по усыновлению Ирины Перельман могут предоставить только по ее личному запросу. Но, учитывая отсутствие документов и скудность исходных данных, поиск может быть затруднен.

– Дело в том, что при усыновлении возможна смена даты рождения, имени. Нужна хотя бы приблизительная информация – где жила семья, где и когда ее удочерили, имена приемных родителей. Девочка могла жить в одном районе Подмосковья, а детский дом, в который ее распределили, – совершенно в другом, – рассказали в ведомстве.

Сейчас Ирина Перельман направила письмо в Управление опеки и попечительства Минобразования региона по г.о. Подольск с просьбой оказать ей содействие в поиске родных. Женщина почти не говорит по-русски, составлять обращение и отвечать на вопросы для этой статьи ей помогали ее землячка Наталия Гаручава из Тбилиси и журналисты «Подмосковье неделя». Мы будем следить за развитием событий и просим всех, кто владеет какой-то информацией о семье Ирины (Ольги) Перельман, сообщить об этом в редакцию.

Ольга Коновалова

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.