Корреспондент «Подмосковье сегодня» нашел пропавшего профессора «Щуки» в частном доме престарелых под Одинцовом

0 4

 Корреспондент «Подмосковье сегодня» нашел пропавшего профессора «Щуки» в частном доме престарелых под Одинцовом

Профессор Театрального института им. Бориса Щукина, преподававший также в Гарвардском университете, Андрей Дрознин нашелся в коммерческом доме престарелых. Еще полтора месяца назад он был бодрым и оптимистичным, мечтал вернуться в институт, а сейчас как будто потерял всякую надежду обрести свободу. Сотрудники заведения утверждают, что родственник, которому профессор продал свою квартиру, поместил его туда навсегда. Судьбой профессора уже заинтересовались депутаты Мособлдумы.

УЧИТЕЛЬ ЗВЁЗД

Ранее мы писали о том, что племянник профессора Дрознина, ставившего движения актерам в фильмах «Легенда о Тиле», «Тегеран-43», «Сказка странствий», Андрей Дрознин – младший рассказал, что поместил своего дядю в специализированное учреждение. Название заведения он разглашать отказался, ссылаясь на медицинскую тайну, но упомянул, что оно находится под Одинцовом. Также среди друзей педагога вирусно распространился видеоролик, в котором Дрознин-старший на фоне обитых деревом стен говорит, что «мечтает вырваться из плена и вернуться к работе».

– Беспокоясь за судьбу Андрея Борисовича, я просмотрела десятки сайтов частных заведений этого городского округа, – рассказывает подруга профессора Тамара Цоцория. – И в одном из них я увидела те самые интерьеры, на фоне которых был снят Дрознин.

Заведение именовалось реабилитационным центром и предлагало месячные программы реабилитации для стариков.

Корреспондент «Подмосковье неделя» и Тамара Цоцория под вымышленным предлогом отправились к месту предполагаемого заточения профессора, учениками которого были Леонид Ярмольник, Александр Гордон, Нонна Гришаева, Сергей Маковецкий, Александр Олешко, Яна Поплавская и Сергей Жигунов.

А ДОМОЙ – НИКОГДА

Заведение оказалось деревянным особняком, спрятанным за бетонным трехметровым забором, увешанным камерами видеонаблюдения. На входе – пост охраны, у всех сотрудников, включая медсестер и внушительного вида санитаров, рации в нагрудных кармашках.

Было время обеда. Андрея Борисовича в столовой мы увидели сразу. В окружении других стариков он сидел за столом, медленно ковыряясь вилкой в тарелке с картофельным пюре и кусочками соленой селедки. Я поздоровалась с обедающими. Дрознин поднял глаза. Таких потухших, грустных глаз мы не видели никогда. Тамара быстро поднесла палец к губам – не выдавайте!

– А как вам тут нравится, как кормят, какие развлечения тут у вас? – я принялась тормошить стариков, косясь на Дрознина, который в прострации смотрел перед собой невидящим взглядом, и обратилась уже непосредственно к нему: – А домой вам когда?

Администратор вдруг подпрыгнула и поставила руки крестом, мол, все, вопросы закончены.

– Нельзя такое спрашивать, – строго сказала сотрудница. – Понимаете, не все вернутся домой. Некоторые, например, вот этот мужчина. Кстати, это очень известный человек, профессор Гарварда! Так вот, он здесь на пожизненном.

– Как на пожизненном? – севшими голосами спрашиваем мы с Тамарой.

– Ну, понимаете, так решили родственники, такой договор заключили, – неодобрительно скривив губы, пояснила администратор. – Квартирный вопрос, понимаете? Он отсюда никогда уже не выйдет.

ОБКОЛОЛИ?

Вышли мы и, задыхаясь от волнения, посмотрели друг на друга.

– Он же еще полтора месяца назад был живым, бодрым, настроенным оптимистично! – дрожащим голосом произнесла Тамара. – Что же с ним тут сделали? Эти вялость, заторможенность, невидящий взгляд – его же явно обкололи!

Камеры, установленные на заборе, смотрели на нас черными глазками объективов, а мы смотрели на окна третьего этажа, где находилась палата Дрознина. Окна были пустыми.

– Есть такие транквилизаторы и нейролептики, при употреблении которых человек действительно становится вялым и заторможенным, – говорит врач-нарколог Московского областного наркологического диспансера Юрий Жуков. – При определенных дозировках эти препараты способны нанести серьезный вред организму.

Сейчас друзья Андрея Дрознина собирают подписи для коллективного обращения в Мособлдуму. Депутаты из Комитета по вопросам государственной власти и безопасности обещали помочь в расследовании дела заслуженного педагога РФ.

Николай ЧЕРКАСОВ, депутат Московской областной Думы:

– Это распространенная и популярная схема завладения имуществом стариков, которой они не могут противостоять. Не раз сталкивался с такими случаями. Действовать нужно срочно. Пусть друзья Дрознина напишут на мое имя коллективное обращение, в котором изложат все факты о лишении собственности мошенническим путем и помещении в хоспис человека. А я уж на его основании подам депутатские запросы начальнику областного УВД и прокурору области. Они дадут правовую оценку произошедшего.

Владимир ГОСТЮХИН, заслуженный артист РСФСР, народный артист Белоруссии:

– То, что происходит, – просто невероятно. Андрей Дрознин – заслуженный, великий мастер, и, если все это правда, я не представляю, как с ним могли поступить так сейчас, в XXI веке. Необходимо детально разобраться в ситуации и, если в отношении профессора были совершены противоправные действия, привлечь виновных к ответственности.

Анна Соколова

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.