Директор музея-заповедника Чайковского дал интервью программе «Синемания»

0 0

Директор музея-заповедника Чайковского дал интервью программе «Синемания»

Почему музыка Чайковского по праву считается отечественным достоянием, как управлять мемориальным музеем, хранящим память о великом композиторе, и какую программу в ближайшее время готовит для своих гостей команда музея-заповедника Чайковского в подмосковном Клину, программе «Синемания. Область культуры» рассказал его директор Игорь Корнилов. Он также поделился подробностями проектов, которые будут реализованы музеем совсем скоро. Среди них выставка, посвящённая оперной певице Елене Образцовой, собрание сочинений Петра Ильича и цикл материалов о его путешествиях из Клина и обратно.  

С: Игорь Петрович, в чём состоит основная обязанность директора музея?

ИК: Если исходить из рамок делового администрирования, то директор по сути своей – это наёмный менеджер. Желательно, чтобы он был успешным в своём деле. В его задачи входит вести корабль устойчиво и добиваться результатов, которые оговариваются в рамках государственного задания, ну и так далее.

Если же исходить из музейной составляющей, то директор, пожалуй, главный закопёрщик (зачинщик – прим. автора) всего. В любом музее есть определённый костяк людей, у которых иногда рождаются совершенно безумные идеи. Причём, это не обязательно молодёжь, очень часто можно встретить аксакалов. Так вот их идеи позволяют музею не оставаться на плаву в ровном, статичном состоянии. Музей – очень пластичная структура, поэтому там постоянно нужно что-то менять, что-то придумывать. При том это должно быть крайне деликатно. Меня сейчас, конечно, могут закидать недовольствами. Однако я считаю, что революционные методы в музеях опасны. Прийти, всё снести до основания и построить новый мир – неподходящая концепция. Всё нужно делать осторожно, сохраняя, приумножая и создавая новое. Так что директор – это как раз тот агроном, который перерабатывает и удобряет всю эту почву.

С: Должен ли, на ваш взгляд, директор разбираться в тематике музея минимум так же, как сотрудники?

ИК: Знаете, так вышло, что всю свою жизнь, с небольшими отклонениями в сторону государственной службы, я проработал в музеях. Это было и крупнейшее краеведческое учреждение в одном из регионов нашей страны – Национальный музей Республики Татарстан. Был и камерный, маленький, безумно классный музей живописца Василия Андреевича Тропинина и московских художников его времени. Потом пришёл черёд музея-заповедника Чайковского.

Вы сейчас вполне в праве задать вопрос, как меня так шарахнуло. Могу сказать, что принципы работы музеев в общем-то одинаковы. Есть элементарные правила, которые связаны с такой наукой как музееведение. Работая в Татарстане мне всё было более-менее понятно, так как по первому образованию я историк. Базовые вещи после университета в моём сознании остались. Второе образование у меня искусствоведческое, поэтому с Василием Андреевичем мы тоже были, что называется, на короткой ноге. А с Петром Ильичом…

Знаете, в анамнезе у каждого советского ребёнка практически всегда имеется музыкальное образование. Это во-первых. А во-вторых, есть такая великая штука, которой современная молодёжь очень сильно пренебрегает. Это самообразование. Никто не отменил серьёзную бумажную литературу, которую при большом желании можно найти в интернете. У нас в музее есть прекрасная библиотека. А сколько можно найти букинистической литературы, совершенно шедевральной, и не лезть в эту бедную википедию. И читать, читать, читать.

С: Игорь Петрович, кто решает вопрос о принятии на работу научных сотрудников и экскурсоводов?

ИК: Окончательное решение всегда за директором.

С: Каковы ваши критерии?

ИК: Когда я встречаюсь с людьми, которые хотят устроиться на работу, прежде всего смотрю на их реакцию. Мне важно почувствовать, понимают ли они, что музей – живой организм, который очень чутко реагирует на всё. Некоторые смотрят на меня как на сумасшедшего. Но когда возникает ощущение, что мы с тем или иным кандидатом на одной волне, и он осознаёт всю многозадачность музея, становится понятно – это наш человек.

С: А что важнее – объём знаний или нетривиальный подход к проблемам?

ИК: Увлечённость и нетривиальный подход.

С: К нам часто приходят артисты, и мы всегда интересуемся, как они оказались в профессии. А как становятся директорами музеев? Вы вообще мечтали об этом?

ИК:Я мечтал стать историком, причём не кабинетным. Я периодически преподавал в университете и продолжаю это делать. Однако одной из самых интересных работ оказалась именно деятельность в музее. Меня она в своё время безумно заинтересовала, и с тех пор я ни разу не пожалел.

С: Игорь Петрович, можете ли вы объяснить, почему Россия так сильно ассоциируется с Чайковским? Ведь в нашей стране было довольно много выдающихся по своей природе композиторов.

ИК: На этот вопрос у каждого, как правило, свой ответ. Мне кажется, у любого постсоветского человека это отпечаталось на генетическом уровне. С точки зрения обывателя могу сказать, что либо эта музыка ложится на внутренний настрой человека, либо нет. Возьмите любое произведение Петра Ильича. Если вы начинаете её слушать, и она не заставляет затевать внутренние споры, вы растворяетесь в этой музыке. Она становится вашей.  

С: В чём главное отличие музея-заповедника Чайковского от остальных?

ИК: Я был во многих мемориальных музеях. Есть места, где практически всё скрупулёзно восстановлено, до мельчайших деталей, с подлинными предметами. Но там нет ощущения присутствия.

Музей Чайковского я впервые посетил в далёкие 90-ые годы, зимой. Попав туда, у меня возникло устойчивое ощущение, будто Пётр Ильич только что вышел. И что если я сейчас подойду к окну, то на дорожке сада увижу его удаляющуюся спину.

С: А происходят ли в музее какие-то мистические вещи?

ИК: Знаете, мы перед любым мероприятием думаем о том, что Петру Ильичу оно бы точно понравилось (смеётся – прим. автора).

Директор музея-заповедника Чайковского дал интервью программе «Синемания»

С: Как развить интерес к музею у детей?

ИК: Точно ничего не нужно делать силой, это раз. Я вообще считаю, что ребёнку должно быть интересно и не скучно. Ни в коем случае он не должен попадать на занятия, похожие на уроки, где присутствует менторский тон и вся соответствующая атрибутика. Поэтому что касается нашего музея, то у нас для этого существуют самые разные формы. Есть замечательный детский центр – специально приспособленное отдельно стоящее здание.

Там мы проводим огромное количество активностей, когда дети сами что-то делают. Мы даём им потрогать и изучить какие-то аналоги выдающихся работ. Они могут бегать в парке, по дорожкам, потому что у нас есть куча занятий, связанных с изучением территории. Ребята узнают, какие растения там сажали, что любил Чайковский, когда прилетали первые птицы, как пробраться к мемориальному дому.

Кроме того, мы обязательно знакомим детей с музыкой Петра Ильича. Есть несколько занятий, посвящённых отдельным жанрам. Также мы проводим экскурсии, в которые включено живое исполнение произведений композитора.

С: Говоря о Чайковском, невозможно обойти стороной его переписку с покровительницей искусств Надеждой Фон Мекк. Многие по праву считают это образцом литературы.

ИК: Да, это действительно так. К тому же, мы издаём эти письма. У нас вообще в работе находится очень интересный издательский проект, в том числе, и с Государственным институтом искусствознания. Мы издаём такую фундаментальную вещь, как полное собрание сочинений Петра Ильича. Туда войдёт и переписка, поэтому  с наукой у нас всё более чем серьёзно в музее.  

С: А что насчёт онлайн-формата?

ИК: Да, конечно, что-то есть и у нас на сайте. Более того, мы сейчас начинаем плотную работу над одним проектом. Он будет называться «Одиссей». Имеется ввиду, конечно, Пётр Ильич.

Наш герой всегда мечтал о своём доме. Но реально своего жилья у него так по большому счёту и не было. Дом в Клину арендовался. Но, тем не менее, для Чайковского он был очень дорог. Это видно по его записям, и из всех поездок он возвращался всегда туда. Так что сейчас мы делаем цикл, который рассказывает о путешествиях Петра Ильича из Клина и о возвращении его всегда в Клин. Вот такой проект.

В первую очередь мы выложим его в онлайн. Сейчас связываемся со своими зарубежными коллегами из любимого города композитора – из Флоренции. Также привлекаем коллег из Праги, куда Чайковский часто ездил. Кроме того, скоро откроется ещё один выставочный проект «Вот какова Америка». Он посвящён 25-дневному путешествию Петра Ильича в Америку.

С: В нынешнее время часто можно встретить мнение, что не народ поднимают до уровня культуры, а культуру опускают до уровня народа. Почему выгодно иметь необразованное население?

ИК: Не могу сказать, что это такая стратегия. Всегда ведь легче подыграть вкусам. В отличие от коллег по цеху культуры музеи – это всегда несколько особая статья. Если бы не музеи и не серьёзные библиотеки, которые являются хранителями сакральных ценностей и национального достояния, если бы не их упёртость, мы бы много что не сохранили.

С: Как вы считаете, развитие цифровой техники положительно или отрицательно сказывается на восприятие экспозиции посетителями?

ИК: Я всегда приветствую наличие всех новоявленных гаджетов и примочек. Более того, выставка «Одиссей» будет большей частью построена на мультимедийных технологиях с учётом достижений отечественной и зарубежной науки. Но ничто и никогда не заменит общения с подлинным предметом. Моё глубокое убеждение, что люди приходят в музей, в первую очередь, для общения с подлинниками.

С: Игорь Петрович, в ближайшее время в музее-заповеднике Чайковского завершится первая выставка из цикла, посвящённого легендам Большого театра. Для чего нужны подобные события?

ИК: Проведение подобных выставок в нашем музее вполне закономерно. Первая была посвящена народной артистке РСФСР Валентине Левко. Она стала интересна ещё и тем, что оказалась востребована не только среди тех, кто знает этот уникальный голос. Она явилась открытием и для поколения, которое вообще никогда ничего о ней не слышало.

Совсем скоро, 15 мая, в Ночь музеев у нас открывается следующая выставка в этом цикле. Она будет посвящена Елене Образцовой. Тут никаких обсуждений быть не может. Это величайшая русская оперная певица и один из крупнейших вокальных мастеров ХХ века. Она – человек, который исполнял много произведений Петра Ильича.  

С: Что ещё ваш музей готовит для своих гостей в ближайшее время?

ИК: У нас обширные планы на май. В первую очередь, я хотел бы пригласить всех посетить наш музей-заповедник 7 мая, в день рождения Петра Ильича Чайковского. Дом откроет свои двери для всех желающих. Можно будет услышать мемориальный рояль композитора. Студенты Московской консерватории исполнят на нём его произведения.

И ещё одна необычная, на первый взгляд, вещь для нашего музея произойдёт. Отмечу, что сам я считаю её важной и знаковой. Это лекция и выступление Петра Термена. На терменвоксе под аккомпанемент мемориального рояля он исполнит произведения Чайковского, Рахманинова и Глинки.

Также мы готовим квесты, в том числе и детективные. Не обойдётся вечер и без праздничного торта. Его нам приготовят наши друзья из Клинского хлебокомбината, с которым мы давно сотрудничаем. А завершится всё традиционным концертом Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского под управлением Владимира Федосеева. Примечательно, что один из номеров будет исполнен по заявкам слушателей. Мы сейчас в наших соцсетях активно собираем информацию, анализируем её. Так что музыкантов ждёт сюрприз.

15 мая, в Ночь музеев, у нас пройдёт концерт группы «Rockoco», которую основал виолончелист, композитор и байкер Денис Калинский. Он играет на виолончели в Большом симфоническом оркестре у Валерия Федосеева, а также сотрудничает с композитором и скрипачом Алексеем Айги.

Ну и, конечно, мы ждём всех в гости во внезапно случившиеся с нами всеми выходные с 1 по 10 мая. Приходите, будет интересно!

Директор музея-заповедника Чайковского дал интервью программе «Синемания»

Фото: Екатерина Тимошенко

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.