Будущая мама из Макеевки рассказала, через что ей пришлось пройти до переезда в Балашиху

0 2

Будущая мама из Макеевки рассказала, через что ей пришлось пройти до переезда в Балашиху

Восемь лет войны оставили горькие отпечатки на жизни Раисы Н. из донецкого города Макеевка. Разрушенный родительский дом, страшные шутки украинских военных, дула автоматов, нацеленных прямо в лицо… Сегодня женщина вместе с двумя детьми начинает новую жизнь в Балашихе. Чем впечатлил ее Балашихинский роддом, почему называет волонтеров родными, она рассказала корреспонденту «Подмосковье неделя».

СКВОЗЬ ОБСТРЕЛЫ

Будущая мама из Макеевки рассказала, через что ей пришлось пройти до переезда в Балашиху

Раисе Н. из Макеевки 35 лет. Ее старшему сыну – 14, младшему – 3, а мальчишке в животике – 30 недель.

– Мы с мужем очень хотели девочку, но на УЗИ стало ясно, что в нашем мужском «полку» скоро будет прибавление, – смеется наша героиня. – Значит, так нужно. Говорят же, что в тяжелое военное время больше рождается мальчиков.

В 2014 старшему сыну Раи было шесть лет. Она трудилась поваром при райотделе милиции. Когда в Донецке начались первые обстрелы, ей вместе с ребенком предложили выехать в Мари­уполь, где на тот момент все было спокойно. Однако провела в этом городе она всего пару месяцев. В июне сюда с боями зашел «Азов» (экстремистская организация, деятельность которой запрещена в РФ).

– Знакомые посоветовали: если я хочу вернуться домой, делать это нужно сейчас либо уже оставаться тут навсегда, – рассказывает она. – Я договорилась с водителем, усадила ребенка, и мы поехали.

На трассе от Мариуполя до Донецка шли бои за границу. Ехать было решено через греческое село Стыла – якобы там спокойней.

Но на подъезде к некогда живописному поселению греков Раиса от ужаса потеряла дар речи. Впереди клубился дым, а по обе стороны дороги стояли украинские машины и танки.

– На вопрос, можно ли проехать, кто-то из военных захохотал: «Попробуйте. Если не выйдет, отправим вас домой по кусочкам», – голос Раисы дрожит. – Я уложила сына сзади в машине на пол, укрыла одеялами и строго-настрого наказала не поднимать голову и не смотреть. А потом мы поехали.

НЕ СМОТРИ!

Будущая мама из Макеевки рассказала, через что ей пришлось пройти до переезда в Балашиху

…Село горело. Пылали дома, заборы, бежали обезумевшие люди, собаки. В объятом пламенем сарае почти по-человечьи кричали лошади.

– Их ржание я до сих пор слышу в кошмарах, – признается Раиса. – Из села мы вы­ехали черные как уголь, домчали до Макеевки и увидели, что тут тоже горит завод.

Следующие два года дались семье очень непросто. Их частный дом ежедневно сотрясался от обстрелов. После 2015-го стало относительно тихо и жизнь семьи вошла в новую колею. Постепенно привыкли к дефициту и к высоким ценам. Раиса устроилась на работу в региональные электрические сети контролером по энергоучету, вскоре на свет появился второй сын.

Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, супруг, по профессии сварщик, начал выезжать на заработки в Россию. Осенью прошлого года Раиса узнала, что снова беременна, а в январе их домик вновь начал дрожать от взрывов.

– Однажды грохнуло так, что стекла треснули, – вспоминает женщина. – Я побежала к окну, а за ним – зарево от обстрелов.

Несколько дней семья жила в коридоре. А потом Раиса поняла, что либо уедет сейчас, либо просто сойдет с ума.

В Россию выезжали в конце января. Хотели предупредить родителей мужа Юры, которые проживали в Волновахе, но с ними уже не было связи. Ехать решили в Балашиху – здесь супругу пообещали работу сварщиком.

– Было страшно ехать в никуда, оставляя позади дом и всю прежнюю жизнь – признается Раиса. – Но благодаря волонтерам, помощи добрых людей, отзывчивости власти все постепенно стало налаживаться.

Старший сын пошел в школу, младший – в детский сад, а сама Раиса встала на учет в женскую консультацию. А еще недавно супруги с облегчением узнали, что с родителями в Волновахе все благополучно.

– Когда началась спецоперация, родители Юры собрали сумки и вышли из дома, чтобы эвакуироваться, – рассказывает женщина. – Но не тут-то было. Им перегородили дорогу украинские военные и сказали немедленно вернуться в подвал, а то расстреляют на месте. Там они и сидели все три недели ожесточенных боев.

Когда в город зашли войска ДНР и родители выбрались из подвала, то увидели, что из всего здания уцелела лишь одна комната. Они связались с детьми по телефону одного из сотрудников МЧС, который их вызволил.

ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ

Сложно и непросто осваиваться на новом месте, признается Раиса. Без помощи волонтеров не справились бы.

Одно из самых невероятных впечатлений у Раисы осталось от Балашихинского родильного дома в Саввине. Туда ее положили, когда обнаружились некоторые проблемы со здоровьем.

– В роддоме у меня случился культурный шок, – смеется она. – Когда на посту мне выдали таблетки и витамины, я поинтересовалась, сколько это стоит, потому что не знала, могу ли себе это позволить.

Медсестры на посту прыснули со смеху: «Вы шутите?». Раиса объяснила, что у себя в Макеевке все лекарства приобретала за свой счет. Каково же было ее удивление, что абсолютно все, что она получает в роддоме, бесплатно по полису ОМС.

– Я очень благодарна врачам и внимательному персоналу. Такой высокий уровень в роддоме я видела впервые, – говорит женщина. – Наш роддом старенький, полоток сыпется, лекарств нет, а тут – не палата, а номер в отеле, душевая кабина, вкуснейшее питание!

Николай ЧЕРКАСОВ, депутат Московской областной Думы:

– Я сам родом из Донбасса, и вся моя юность связана с этой территорией. Довелось побывать там и в 2014 году, когда только начались военные события. Помню холодный ужас в глазах людей, впервые переживших артобстрелы. С течением времени я видел, как эти люди мужают. Они научились особенно ценить мир, спокойствие, благополучие, готовы довольствоваться малым и говорят только одно: «Мы хотим мира!». Но при этом они понимают, что специальная операция – это вынужденная мера и без нее у них не было бы будущего.

Ксения Стеценко

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.